Приветствую Вас Гость | RSS

Воскресенье, 18.11.2018, 09:47

Меню сайта
Форма входа
Поиск
Календарь
«  Ноябрь 2018  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
2627282930
Архив записей
Ссылки
  • ПОЧТА САЙТА!
  • ЗОВ ОРЛА В КОНТАКТЕ
  • Статистика

    Онлайн всего: 1
    Гостей: 1
    Пользователей: 0

    Rambler's Top100

    Locations of visitors to this page

    Книга - "Дорога к МИРу или В поисках Крапивника"




    Рассказы



    Андрей Федосеев

    _____________________________________________

     Природа - это колыбель всего живого. И часто мы не замечаем той прекрасной, разнообразной жизни, которая кипит вокруг нас среди "нечеловеческого" общества. И книга, которую вы держите в руках - это попытка автора приблизить нас к живой природе, к жизни птиц, которые живут рядом с нами, но о которых мы, в силу своей суетной жизни, практически ничего не знаем.
      Это уже не первая книга А. Федосеева. И хочется надеяться, что она найдет своего читателя, поможет ему хоть не надолго остановиться, чтобы увидеть и понять, что дорога к Миру проходит через каждого из нас.

    И. Здоровенко


    Предисловие

    Мы с тобой одной крови...
    Маугли.

      Случилось так, что в детстве оказался я в далекой Средней Азии. Белобрысый мальчишка, с обожженной на солнце кожей до негриттёнка, в одних шортиках, стоя по щиколотки в раскаленной пыли, о чём я думал, какие сны мне снились...
       Нет, не холодная горная река Вахш мне снилась, хотя окружающие долину реки горы меня и манили, но воспоминания о небольшом озере, о спиннингисте, методично обрасывающем береговую заводь, меня тянули, и снились мне тёплые лужи летних дождей, по которым я любил бегать.
       Потом я оказался на берегах Чёрного и Азовского морей. Купания в солёных водах меня быстро утомили. В воспоминаниях остались берега, усеянные падалью, вонь тухлятины и солёные трусы, оставляющие на брюках белые разводы. Степной Крым, в котором прожил я пяток лет, лишь изредка вспоминается мне в порывах ветра, бьющего в глаза поднятой пылью.
       И вновь я помнил озеро, а запах земли, умытой тёплым дождём, мне уже грезился наяву.
       Учёба в Москве оставила лишь тетрадь грустных стихов. Однако судьба сделала ещё один зигзаг, ещё одну петлю, и теперь северная столица пыталась усладить меня своей холодной архитектурой, промозглыми дождями, и унылыми подворотнями нескончаемых дворовых переходов. Это было невыносимо. Питер, Ленинград, Санкт-Петербург для меня был месивом человеческих душ, суетным кричащим воплем негодующего человеческого материала. Как же я жил эти долгие тринадцать лет в этом городе? Отдушиной были Ван Гог и Клод Моне, эти два художника своими полотнами зажгли во мне яркий свет красок природы. Сознание шторками этих красок отделило меня от всего этого безумия.
       Это было время моего раздвоения!
       Обрести себя, собрать всё в одно целое, удалось лишь с воссоединением своих снов и мыслей. Рядом с озером детства, вновь могу утонуть ногой в луже летнего дождя, сам могу стать грезившимся мне спиннингистом. Именно здесь всё стало очевидным и простым. Глядя на окружающий Мир, я понял простое и сложное. Я тварь, мы твари, всё вокруг тварение. Этот песок, стебли, птицы - всё - моё прошлое, моё будущее. Я во всём, лишь моё Я существует временно. Лишь моё Я способно отделиться, уничтожая единство. Так не является ли ЭГО этим пресловутым дьяволом?
       Моя жратва - жертва мне моего будущего, моего прошлого, а страх моей жертвы и у меня жертвенного лишь в потере обособляемого Я. Нет Я - нет и страха. НЕТ НИКОКОГО СТРАХА. Есть лишь ЛЮБОВЬ и БЛАГОДАРНОСТЬ. Любовь ко всему, в чём всё мое, благодарность за это совместное существование, которое и называется простым словом МИР.


    Желна

        Путешествия. Какие они, путешествия? Моя жизнь - сплошные путешествия.
       В это путешествие я хочу пригласить и вас. Нам понадобится лишь книга, русский язык и этот знакомый, неведомый лес. Книга, как опыт предшественников. Язык, как путеводная звезда. А лес, как источник знаний, как неведомая страна.
       Всю весну, лето и осень я искал новых птиц. Из книги я знал, каких видов я ещё не нашёл. Меня, в первую очередь, интересовал большой чёрный Дятел. Любимым местом его обитания, по описанию, были старые заброшенные леса. Но такие места у нас лишь за рекой Вороной. Туда я и отправился, прихватив с собой надувную лодку.

       Наша встреча состоялась в первый же день.
    Чёрный Дятел не только любит старые высокие деревья, но и избегает человека. Увидел он меня первым. Весь лес огласился жалобным криком. Его недовольство мной было настолько чрезмерным, что он улетел из этого леса, перелетел Ворону, перелетел луг, и скрылся в сосновом лесу, что за озером Прорва.
       А передо мной стали открываться неизвестные мне страницы. Вот я нашёл его гнездо, Желна выбрал осину. Что мы знаем об осине? Приходится пользоваться книгой и Великим Русским Языком. Настаиваю - Великим!!! В школе мне приходилось изучать немецкий - корявый. В настоящее время постоянно сталкиваюсь с английским - сухой.
       А этот: осина, осень, увядание. Увядание для кого? Читаю из книги: "Осиновый сок усыпляет паразитов", зловредных кровососов - сразу всплывает "осиновый кол" для вампиров. Значит, Дятел выбрал осину, чтоб его птенцов не донимали паразиты, и потому что в мягкой осине легче делать дупло.
       Ну, а почему Желна? Книги вам на этот вопрос не ответят, поможет вам только русский язык, а сам дятел даст подсказку. Если вы не поняли, почему у чёрного Дятла такое странное имя, этот рассказ и эта книга откроет тайну.



    Верить в хорошее

       Я - оптимист, и хотя Мир - Великая Загадка, которую никому никогда разгадать не удастся, всё же становится радостнее, когда открывается хоть одно новое слово в этом гигантском кроссворде.
      Фотографировал я маленькую хищную птицу - Пустельгу. Вот она сидит на высотном столбе, теперь она зависла над лугом, судорожно стряхивая с крыльев пустоту, но когда хищник схватил полевую мышь, сила, руководимая мною, заставила убрать фотоаппарат и увела прочь от этого места. Осознание, что я не контролировал свои действия, пришло и в другой раз.

      Моё внимание захватил воинствующий крик воробьиной стаи. Маленькие птички несколькими семьями атаковали змею, приблизившуюся к их потомству. Они мужественно садились рядом и истошно кричали "вора бей". Они верили в могущество стаи и победили. Гад - другое имя дано, очевидно, за гадкие дела - удалился. И вновь сила исключила змею из кадра, и вновь осознание этого факта пришло ко мне через какое-то время.
        Может, я не знаю ответа, а может, он прост. Я - оптимист, в своей памяти я оживляю только хорошие воспоминания, и выставлять "плохишей" или плохие моменты нашей жизни в своей истории дело не этих сил.



    Пищуха

         Вот уже третий день февральская метель терроризировала март. В этом году февраль выдался не солнечным и тихим. Слухи о смещении оси вращения Земли подтвердил именно март.
       Тротуар, засыпанный снегом, указывал узенькую тропку, по которой вереницею шли горожане. Просто стоять было не удобно, останавливалось общее движение, а остановиться было надо.
         Первый же беглый взгляд от человеческой дорожки ставил вопросительный знак. На снегу, засыпаемая метелью, лежала муха. Утро, мороз, метель, - а тут муха на снегу! Взяв её кончиками пальцев, почувствовал шевеление - она живая!
         Мухи ранней весной лишены полностью бактерий - стерильны.
    Отличный корм для птиц. Прошлой весной я видел, как Дрозды-Рябинники бегали по заснеженному полю и собирали вылетевших раньше времени мух. Прошлая зима была очень теплой. В каждый её месяц я находил хотя бы один день, когда вылет мух, согретых солнечным теплом, помогал мне кормить моих любимцев. Сделав шаг в сугроб и, утонув в воспоминаниях, я вдруг услышал знакомый писк.
      Прямо у основания тополя, карабкаясь по стволу, рыскала насекомых Пищуха. Деревья - это дом-небоскрёб насекомых. Одна не молодая берёза может приютить примерно 800 тысяч жителей, считают учёные, но это летом. Очевидно, в лесу деревья под обстрелом всех видов Дятлов, Поползней и Пищух и под нажимом сильных морозов сильно опустели.
       Городские деревья не избалованы таким пристальным вниманием пернатых. Расчёт Пищухи верен и прост. Маленькие, меньше воробья, её размеры, скромное одеяние и огромные сугробы делают её почти недосягаемой для кошек.
      Подойдя вплотную, наклонив голову, я стал рассматривать её за обедом. Изогнутый клюв-пинцет забирался в самые тонкие щели коры и постоянно что-то теребил. За несколько минут все тополя моего обзора были проверены проворной птичкой, и мы расстались. Осталась только грусть. Снегопад не лучшая пора для фотографирования. Хотя с Пищухой я уже знаком. Однажды в лесу, находясь в укрытии, я вдруг услышал барабанящие шаги по стволу дерева и изумился, как такой карапуз, поднимаясь по стволу дерева, может издавать такой топот. Позже удалась и фотография.


    Имя твоё

       На выставке у меня были не все птицы, и когда подошёл ученик и спросил: "Где Ворона?" - я улыбнулся. Ворона - часть Мира. Любую часть надо видеть и слышать в целом. Вкус борща мы все знаем, ели все, но тот, кто готовит, знает целое по частям. Как понять часть, не разрушив целого, показать целое, не утонув в частях? Так, как построить храм!
       Что говорит поговорка: "Вор на воре, яма на яме, ухаб на ухабе"? Куда ни глянь - кругом воры, куда ни ступи - провалишься, дорог как не было, так и нет - это мы видим. А вор - имя вору, яма - имя яме, не ухабу - это мы слышим.

        Показать Ворону - это передать, как её видим и слышим. С Вороной мы знакомы с раннего детства. Вот сидит и смотрит она на меня - вор она. Помню, спининговал я на озере и спугнул Утку, сидящую на яйцах. Ворона этого и ждала, прыгнула с ветки мне под ноги, схватила яйцо и в кусты.
       "Ворона" - река моей жизни. С трёх сторон от нашего города - Ворона, с четвертой - старая Карга - Каргаловка. Лишь одна дорога, минуя вороньё, к богу - Тамбов. Наречён русским именем, а Русский язык - это путь, повторяюсь. На речь, возьми путь, признак действия или качество предмета, или судьба! Наречён Чернобылем - будет чёрная судьба.
        А Кирсанов? Кир - царь, или от слова секира - секущая голову - голова. Сан - высокое и духовное звание. Складывайте части, отнимать и складывать - все умеем, историческая закалка. Но зачем две головы одному, если он не двухглавый орёл?
        Видим камень в центре города, слышим его имя - судьбу. Вот вам и дорога к храму из окруженья воронья! Храму над всеми Храмами, для всего Мира - "Головному Сановнику". Вот такая она, Ворона - говорящая, глубокая. Не утонуть бы!!!

    В поисках Крапивника


    Досадно мне, что слово "честь" забыто...
    В.Высоцкий

       Да! Эта птичка любит селиться в зарослях крапивы, и птичка эта - невеличка! Но мелочей у Мира нет, есть лишь части целого.
        Ищу я Крапивника и днём и ночью. Ночью, во сне, продолжаю дневной поиск и ещё с большим рвением после истории, рассказанной мне дядей Володей.
        Рыбак с детства, дядя Володя полюбил несколько мест постоянного лова. Но последние годы времени на отдых не оставалось, лишь во сне он посещал любимые места. Особенно часто он любил бывать в одном из таких мест, где с детства ему знаком был каждый кустик, каждый камешек. Когда дядю Володю мучили бессонница, кошмары, он вспоминал это место, и приходил сладкий, спокойный сон! Желание вырваться туда становилось всё нетерпимее, и сны последних ночей были там. Вот только место это во сне почему-то каждый раз изменялось. Сначала появилось озеро, потом бобры завалили два дерева, и они, свесив свои кроны, повисли над водой. И вот дядя Володя, увидев меня, взахлёб стал рассказывать о посещении им своего сна наяву, так как любимое место преобразилось во всех подробностях, как в сновидениях .
        Вот и я направился в своё любимое место. Много лет назад мы с сыном часто ловили здесь рыбу, берег был закрапивлен, а лес завален упавшими деревьями - самое подходящее место для проживания моей птички. Не успел я углубиться в лес, как сквозь деревья увидел вспыхнувшее розовыми цветами дерево. Сначала я подумал, что это Снегири облепили все ветви, но потом через объектив рассмотрел удивительные по окраске цветы. Это была розовая яблоня. Теперь у меня есть её фотография, и я часто ею любуюсь. Но возникло желание увидеть и плоды этого дерева и особенно попробовать.
        Приехав, когда на дереве завязались красные яблочки, я не удержался и раскусил плод. Маленькая завязь была сладкой и сочной, но особенно удивили семечки. Алые на вид, нежные на вкус, они вернули мне память.
        Тогда мы с сыном взяли небольшой провиант, среди которого было огромное красное яблоко, сочное и с большими алыми семенами. Оно сразу утолило голод, но ещё больше обожгло душу! Захотелось сохранить эту жизнь, и я повёл сына подальше в лес, нашёл небольшую полянку и посадил семечки. Сын повторил меня, взял из рюкзака простое зелёное яблоко, достал семечки и, отойдя несколько метров, посадил своё дерево.
         Я посмотрел по сторонам - вот его дерево, яблоки на нём зелёные, обычные, но это наши яблони. Несколько лет назад на ствол зелёной яблони упала высохшая сосна, но яблоня выдержала, лишь слегка прогнулась. Сухие ветки и сосну я убрал, захватив пилу в другой день, а на обратной дороге меня остановил крик цыпляток. Сенокосные машины, закручивая спираль, уничтожали островок, в котором, высунув маленькие чёрные головки, кричали о помощи цыплята Коростели...


       Прерву рассказ для публичного объяснения. Имена птиц - надо бы и деревьев - я пишу с большой буквы. Ведь Утка - это имя, имя - судьба, а утка с маленькой буквы - это сосуд для мочи, так что, дорогие учителя - это Русский Язык не будущего, а уже настоящего, а "уткнуть нос" можно и маленькими буквами.
         Птенцов я, конечно, спас. Остановил машины, перенёс и перевёл их к матери, она сумела перелететь, а они нет. Но вот ответ косарей: "Нам так удобно" - меня не удивил. Время такое. Что скажут потомки о моем времени? Сознанием, волей людей завладели не Честь, а удобства. Лей помои с балкона - это очень удобно. В общем, нечисть правила людьми нашего времени. Бесовщина - одним словом. Так что правы Вы, Светлейший Фёдор Михайлович, если нет у народа понятий о добре и зле, нет у него и культуры, и выйдут из него бесы.
         Скажите, мелочи это всё: птички, деревья, скверы, парки. Но мелочи лишь части целого, а целое - это Мир.



    Язык до Киева доведет...

       Поговорки бывают разные, хорошие и не очень. Можно понимать их буквально, а можно и глубже.
       Захотелось мне в поисках новых птиц пройти от Нюдевки до Песков. Спросил дорогу у местных жителей. Показали мне направление и секрет открыли - держаться высоких мест, где насыпь раньше была. Вот и начался мой путь.
       Дорога брошена давно: где многолетними кустами да деревьями поросла, где ручьями и речушками размыта. Но для Мира - одно благо, значит, и для меня: где, как не здесь, искать новенького?
       Приближение мое птица издали видит или чувствует и искусно прячется. Вот слышу песенку лугового Сверчка за небольшими кустиками, а подойдёшь - тишина. И не улетала птичка, прыгнула в траву и убежала. А я гадаю, где она?
       На дорожку "язык" сказал: "не стоит моё дело выеденного яйца". Но то мужик сказал, а Русский Язык мне что говорит? Выеденное яйцо - вы и я, единое лицо, единство, значит. Яйцо - семя, семь - неделя. НЕДЕЛИ - опять единство или единое целое. Какое ж это должно быть дело, чтобы стоило гибели семени, разрушения единого целого. Нет, не то мужик сказал.
       Мир НЕДЕЛИМ. Делящие Мир - уничтожают семя, убивают жизнь, а чья жизнь, - моя или хотя бы лугового Сверчка Миру полезнее - это вопрос.
       Дорога привела к залитому половодьем лугу и затопленному лесу. Пришлось раздеться. В километрах идти совсем мало, как и истина - здесь, рядом, да не дотянешься.
       На автобус опоздал. Пришлось ночевать в Песках. Да и птиц новых так и не увидел, хотя утром встал до рассвета. Зато увидел, как Солнце пробивает Туман, а Туман, как мне известно, с пути сбивает!




    Соловей

       Жизнь, обогащенная в этот день солнечной теплотой, медленно готовилась встретить тень Земли. Земля ещё касалась Его лучей: верхушками деревьев, бугорками, выступающими частями обрывистого берега маленькой речки. Под одним из таких обрывов, у самой воды, я увидел серенькую, сливающуюся с береговой глиной птичку. Незнакомка застыла, будто играла в "Касалки - морская фигура замри" или заметила меня, удивленного и растерянного, столь неожиданной встречей.
      Солнышко, проглянув через очередное препятствие, каснулось меня и оживило. Я каснулся фотоаппарата, и он ожил, попавшая в кадр птичка сделала несколько быстрых шагов, но вновь замерла. Нет, она не играла и совсем не боялась меня. Это же Соловей, он давно изучил своего большого соседа, невнимательного, озабоченного проблемами, и продолжал охотиться за медленно выползающими из своих норок червяками. Небольшого шороха достаточно, чтобы червяк, мгновенно сжавшись, скрылся в подземном укрытии. Но в моем случае Соловей ошибался, хотя я наводил на него фотоаппарат и делал повороты. Он был уверен, что сливающаяся с затемненной землей перьевая одежда полностью его растворила.
        Я посмотрел на Солнце, его лучи тёплыми ручейками выравнивали мои мысли, как дождевые потоки выравнивают все палочки в одном направлении.
        Всё живое тянется к Свету, всё живое имеет тень, освещённое Им. Внутри нас и находится эта грань между светом и тенью, невидимые врата. Каждым утром - нутром мы входим в эти врата, и только от направления нашего пути зависит, где остаётся наша тень. Если наш путь к Свету - то мы оставляем тень за собой, оставляем свои вчерашние пороки, входим во врата Мира. Если мы идём обратной дорогой, то наш путь во тьму, к приобретению новых пороков. Но всё живое корнями связано с прошлым, корни тянутся в эту темь, как в первородный грех, останавливая мировоззрение как "мёртвая" вода, и только "живая" - НЕБЕСНАЯ вода нас возрождает.
        Соловей посмотрел на меня. Его взгляд был совсем другой. Птица догадалась, что я нашёл грань, отделяющую её от тени: "Надо лететь - всё-таки человек непредсказуем!".


    Таинственный Соловей


         Если бы птицы не пели, а только прятались, как в большинстве своем они и делают, найти их было бы невозможно.
         В конце прошлого лета меня было трудно удивить новой мелодией, но когда я услышал незаурядный свист, сразу понял: эту птичку я не знаю. Начиналось пение перепелиным росчерком: "Спать пора, спать пора", а затем колено за коленом музыкальный ручеёк, переливаясь из русла в русло, создавал неповторимое звучание.
         Соловей считается законодателем моды птичьего пения, а этот таинственный соловей просто пересвистывал всех птиц и Соловьёв округи. Сердце моё жадно заколотилось. Эту птицу никогда раньше не слышали, не видели, не знают. Это моё открытие. Я забыл обо всех делах и стал подкрадываться к певцу.
        Каждая птичка передаёт Миру свою информацию, свою тайну. Этот таинственный Соловей владел исключительными знаниями. Сколько ни пытался я выйти напрямую с ним видимость на любом расстоянии, всё безуспешно. Заслышав малейший шорох, он просто улетал, и вот мне удалось отсечь его местонахождение от основных деревьев. Он сидел на чете Ольхушек, со всех сторон были луга. Имея возможность сфотографировать на лету, я понял - это шанс. Тайна, открывшаяся мне через миг, стала не ответом, а загадкой. Луг превратился в заросший вопросами сад.
       Таинственная птичка, вспорхнув с ветки, перевернулась через голову, сделала вираж влево вверх, потом прямо, вновь попыталась набрать высоту, и тут же через правое крыло переворотом нырнула вправо вниз, и вновь кувырок с боковыми движениями и так далее, пока не закончился луг. О фотографии не было и речи.
       Я стоял очарованный и разочарованный. Я был горд за птицу, но мысли о человеке меня угнетали. Какими же кровожадными надо быть, чтобы птица видела в нас дьявола.
       Человек, взяв ружьё, стреляет в Мир. Но, по ЗАКОНУ Мира, с какой силой мы бьём головой об стену, с такой силой и стена бьёт нам по лбу! Вот и получаем мы цунами, землетрясения, вирусные атаки. Как долго будет длиться война? Земля - Рай? Человек - дьявол? МИР - ...?
       Ответы просты, как всё гениальное. Этой весной я узнал имя таинственного Соловья - им оказался певчий Дрозд. И стало понятно, как это "задать дрозда". , А какие ответы меня ждут завтра?...



    Порыбачим


    Брошенная земля

        Репейник был выше головы, только удочка была его выше. Весь увешанный репьями я напоминал ежа, забравшегося в опавшую листву. Человек здесь не ходил уже давно, пробираться было очень трудно. Леска цеплялась за траву, приклеивалась к репьям, но я не выходил из равновесия. Репейник полюбил уже давно. Приходилось собирать его семена своим птичкам. Зимой, даже в самые сильные снегопады, он остаётся спасительным кормом нашим зимующим пернатым.
         Когда-то и траву здесь косили, и рыбаки ходили, но времена изменились. Народ кинулся в погоню за длинным рублём и это уже не аллегория. Совсем недавно видел молодого рослого парня, бежавшего за выскочившим из его рук стольником прямо по перекрёстку. Это символ нашего времени. Нынешний народ бесстрашен не верой, а ослеплён погоней. Нет страха попасть под машину, рубль бы не улетел.
         Выходить на чистый берег было нельзя. Рыбу я собирался ловить крупную, а она давно знает рыбака. Наживку не берёт, если на берегу увидит человека. Пропустив сквозь траву удочку, я приступил к состязанию.

    Бережное касание

       Рыба в этот день была активная и волнительный толчок ожидать долго не пришлось. Леска запела и скоро из воды показалась огромная рыба. Её ширина и красные нижние плавники подсказывали мне, что это язь. Таких язей я ещё не ловил. Длиною чуть больше локтя и шириною в две с половиной ладони. Однако сила рыбу покинула очень быстро. Покричав о помощи напарнику, мой подсочек был у него, я продолжал её утомлять. Выбившийся из сил язь приткнулся к берегу и уже не сопротивлялся.
         Время для раздумий было и у меня. Вспомнил рассказы своего питерского друга. Они летали на север ловить хариуса. Пойманную рыбу брали изредка. Рыбалка сводилась лишь к выуживанию рыбы, а потом, бережно отцепив крючок, рыбу нежным прикосновением отталкивали от берега, и рыбалка вновь продолжалась. В своей практике я ограничивался одной крупной или двумя средними экземплярами и лов для меня прекращался. Собственным рекордом была рыбалка этой весной. Мне удалось сделать всего два заброса. Каждый оказался результативным. Поймав две щуки, каждая была по два с половиной килограмма, я вынужден был ехать домой. Собственные правила - законы жизни, я не переступаю.
         Глядя на этого язя, я понимал, что хоть это и рекордный для меня экземпляр, но и окончание поединка. Желание кричать о помощи пропало. Если уж суждено прекратить поединок, то пусть он будет труднее. Сняв с плеча фотоаппарат, я стал спускаться с крутого берега. От неловкого движения леска натянулась больше положенного и крючок, оборвав губу, освободился от рыбы. Однако, вымученный язь продолжал без движения лежать у берега. Не пошевелился он и когда я попытался взять его за голову. Неловкими движениями я лишь отталкивал его в глубину, и он медленно стал тонуть.

    Коллега

       Вот теперь равновесие меня покинуло. Сев на берегу и свесив с обрыва ноги, стал медленно успокаиваться. Собственно произошло то, к чему я себя и настраивал. Впереди рыбный день, до места я добирался долго, и уходить мне не хотелось, а хотелось в этот момент лишь иметь свидетеля моего поединка. Обсудить с ним случившуюся ситуацию. А свидетель словно и ждал моего приглашения. Не успели мысли оформиться, как на мою удочку уселся Зимородок. Рыбак - профессионал. Рыба его, пожалуй, единственная пища и добывает он её, видимо, без осечек. Может, он помочь мне советом прилетел? Невероятно! Понимать птиц я научился, и приседания Зимородка на моей удочке означало начало диалога. Птичка пыталась мне что-то сказать. Я достал фотоаппарат, Зимородок не улетел, но немного расстроился. Я вслух спросил: "Говори, попытаюсь понять". Рыболов повернул голову в сторону, посмотрел вниз, где совсем недавно была рыба, опять посмотрел в ту же сторону. Получалось что он меня куда-то направлял. Я опять в голос сказал: "Ты лети, а я пойду за тобой". Он полетел.
         Место, к которому он прилетел, был глубокий омут. Сев над ним и свесив голову, он рассматривал рыбок или рыбу для меня? Я вновь приступил к поединку. Заброс удался как раз под ветку, где сидела птичка. Удар и всплеск рыбы были такой силы, что я задрожал от волнения, а выскочивший из воды язь был двое больше прежнего. Я словно окунулся в этот омут, состояние совсем мне не знакомое, описать его не берусь. Напоминает оно сон, а сон, если его не записать, очень быстро забывается. Последние минуты я всё пытаюсь вспомнить, но пока безрезультатно...



    Зорянка


         Волею судьбы с этой птичкой меня связывают долгие совместные дни. Я наблюдаю за ней каждый день, и каждый день она меня восхищает и удивляет. Прочитанная мною информация о пении Зорянки на зорях, в подтверждение её названия, не только не верна, но и является глубоким заблуждением. Мои предшественники совершили грандиозную ошибку. Поёт эта птичка только днём.
    Пытался я напоить и накормить её на заре - всё безуспешно. Так что же всё-таки на зоре? На зоре эта птица летает! Летает она на вечерней и утренней зоре, делая лишь небольшую передышку в глубокую полночь и перед рассветом. Летает не ради хлеба и жажды.
         Другая особенность этой птицы в её любви и заботе к окружающим соседям. Мои предшественники рассказали, как Зорянка кормит чужих птенцов, оставшихся без родителей. Мне и самому трижды приходилось видеть, как она отдаёт свой корм птенцу Варакушки.
        Третья удивительная особенность этой птички - разум. Способность менять свист в зависимости от требований и желаний и понимать знаки человека - восхищают меня.
       Зорянка бывает требовательной, сердитой, просящей, ласковой и на каждое состояние у неё свой свист. Умеет быть она и благодарной за заботу о себе, садится возле меня и поёт свои прекрасные песенки. Способна Зорянка решать и логические задачки. Если взять червячка, положить в коробочку и накрыть её газетой, то она без труда скинет клювиком газету и достанет червячка.
        Ну а теперь я хочу сделать заявление, которое будет весьма громким. Эта птица - предвестница зарождающегося, любящего летающего разума, как зарождающейся
    Новой Расы, за которой и будущее на нашей Земле!

    Ещё о Зорянке

      Сегодня во время обычного кормления Зорянки мое сознание вновь прояснилось. Зорянка была голодна и очень просила есть. У меня было мало живого корма, но когда из-под ванны выскочила толстенькая пузатенькая мокрица - я обрадовался, а Зорянка как-то странно почти не реагировала.
       Мокрицы - это любимая еда моей птички. Зорянка часто сидит возле ванны, ожидая их выхода.
       И вот голодная птичка схватила мокрицу и, как бы задумавшись на мгновение, отпустила её. Мокрица убежала даже не раненая, а Зорянка стала просить есть.
       Это было уже четвертое наблюдение на данную тему. Сначала птичка отказалась от любимых комаров-долгоносиков в период вынашивания ими своего потомства, потом от бабочек, в брюшке которых были яйца, и даже когда из принесенных кузнечиков Зорянка выбирала самцов, давая пузатым самкам высвободить свою икру, я не решался осознать увиденное.
       Ответ прост, и говорить о нем мне как-то не хочется, как не хочется искать идеала среди людей.


    Читать дальше